Наталья Листовская (fannja) wrote,
Наталья Листовская
fannja

Categories:

Исчезнувшая дорога

Еще Уинстону Черчиллю было хорошо известно, что в России нет дорог, одни только направления. Сегодня дела обстоят по-другому: новые дороги строятся повсеместно, хоть и не слишком высокого качества. А те, о которых столь неучтиво отозвался Черчилль - стали, скорее, дорожками памяти.

   Память имеет свойство стираться. Стираются и старые дороги с карты, заменяясь многочисленными «новыми». Новая Рижская, новая Симферопольская, новая Павелецкая. На старых - редкие бензоколонки, обветшавшая разметка, потрескавшийся асфальт. Но есть и такие, которые никогда не были асфальтированы: умерли, так сказать, для  нашей автомобильной цивилизации, не  родившись. В прошлом  же их значение не уступало самым именитым «новым» магистралям.

Исаак Левитан

«Полдень. Большая дорога»

1880-е

 

География нынешних путей не всегда совпадает с существовавшей до массового дорожного строительства конца 60-х. Иногда полотно новой дороги шло по трассе старой грунтовки, иногда спрямляло ее, иногда по необъяснимым причинам, сворачивало в сторону. И  хорошо!  Потому что не довелось бы нам в противном случае увидеть русскую большую дорогу, большак, какой ее видели Пушкин, Гоголь, Левитан и Васнецов.

 

                                                                                             Когда благому  просвещенью      

                                                                                             Отдвинем более границ

                                                                                             Со временем (по расчисленью

                                                                                             Философических таблиц,

                                                                                             Лет чрез пять сот) дороги, верно,

                                                                                             У нас изменятся  безмерно:

                                                                                             Шоссе Россию здесь и тут,

                                                                                             Соединив, пересекут.

                                                                                             Мосты чугунные чрез воды

                                                                                             Шагнут широкою дугой,

                                                                                             Раздвинем горы, под водой

                                                                                             Пророем дерзостные своды,

                                                                                             И заведет крещеный мир

                                                                                             На каждой станции трактир.

                                                                                                                      А.С. Пушкин

                                                                                                             «Евгений Онегин»                                                 

  

   Старую Калужскую дорогу просто так не найдешь. Надо искать ее специально и  знать, так сказать, особые приметы. Вошла в историю Старая Калужская главным образом тем, что по ней начал свое отступление от Москвы Наполеон.     

    Однако, после сражения под Тарутино, лежащим прямо на Старой Калужской (знаменитого Тарутинского маневра), французы были вынуждены отвернуть севернее.

   Начинается Старая Калужская в Москве у Большого Каменного моста и примерно повторяет направление современного Калужского шоссе. Беляево, Коньково,

 

«Отступление французов из Москвы» Гравюра начала 19 века

 

Теплый Стан - эти названия подмосковных деревень фиксируют ее трассу. Пробежав со скоростью автомобиля километров шестьдесят, автомагистраль упирается  в железную дорогу и делает крюк, чтобы  слиться  с Варшавским шоссе. Старая же Калужская в этом месте  прощается с асфальтом, и надолго - до самой окраины Калуги. Она идет прямо - в направлении деревни Кресты.

  Кресты - своеобразная веха на пути к Калуге. Несмотря на кладбищенские ассоциации, ее название означает всего лишь перекресток дорог. В Крестах издревле пересекались пути на юг и на запад. Два перекрещивающихся порядка изб подтверждают название. В1837 году русский инженер Гурьев, изобретатель торцовой мостовой, предложил проект шоссе Москва- Киев по трассе Старой Калужской дороги. Проект Гурьева не был осуществлен. Решено было вместо этого строить дорогу на Варшаву. Варшавское шоссе  пересекло Калужский большак как раз на древнем перекрестке. Теперь ветвь по Старой калужской приходит ниоткуда и уходит в никуда. Дальше дорога в привычном смысле этого слова не существует.

 

Старая Калужская дорога

у деревни Чухловка

 

   Как узнать Старую Калужскую в бесчисленном множестве проселков средней полосы России? В конце ХYIII  века по указу Екатерины II  вдоль всех больших дорог были посажены березовые аллеи.  Замечательная  мысль: ничего лучше русских берез  придумать невозможно. И с дороги не собьешься, и в жару от зноя укрывают, и от снежных заносов предохраняют. Причем определенного сорта - дуплистые, с изогнутыми, как подсвечники, ветвями, с  темно-зеленого цвета корой. Еще до войны большинство наших дорог охраняли стоящие в два, в три, а то и в четыре ряда рукастые великаны толщиной иногда в полтора-два обхвата.  Кто-то из них умер своей смертью:

от старости, бессильно опустив руки- канделябры, но большинство сгубил безжалостный  топор местного дровосека.

 

Старая придорожная береза


 

   «По сторонам дороги на равном расстоянии – пни вековых, еще недавно спиленных берез… Последние остатки  дорог- аллей екатерининского времени. «Граждане, желая применить к делу свою недавно обретенную свободу, стали вырывать растения на грядах»*. Так было во Франции в годы революции. А в России в такую же эпоху рубили топором и срезали пилой вековые липы и березы парков, аллей и дорог»- писал, вспоминая на Соловках 20-е годы,  Алексей Греч**.

 

    Потом война, теперь - изменившаяся  экологическая ситуация. Вот и остались от четырех рядов по четыре березы на километр. Впрочем, иногда встречаются такие сохранившиеся участки - одно загляденье.

 

Старая Калужская дорога

Остатки булыжного покрытия 1930-х. 


 

Вторая примета дороги- незарастающая просека. Сколько лет ей не пользуются, а не растут там ни деревья, ни кусты! Так что  не заблудишься. Видно, сильно утоптали грунт за столетия, когда была Старая Калужская главной дорогой, шедшей на юг. Только там, где прошел по земле тяжелый трактор и  глубоко вспорол ее, пробивается по краю колеи молодая поросль.

   Кое-где дорога все же подзаросла и сузилась, а березок не видно. Тогда можно ее отследить по самым верным спутникам - придорожным канавам. Бегут они вместе с ней верста за верстой на четком расстоянии друг от друга – 10 саженей. Так было установлено проводившимся при той же Екатерине II Генеральным межеванием.

К сожалению, и канавы не вечны: делая на дороге насыпь, срезают их бульдозером, а на поле просто распахивают.

   Вот  знак на границе Калужской и Московской губерний. Метров пять в высоту,

настоящий, ХYIII  века. Таких остались у нас единицы. Рядом мемориал: планы

боев двух Отечественных войн, могилы 1941 года.

 

Знак на границе Калужской и Московской губерний

 

   За Тарутино – самый труднопроходимый участок. Не всякий джип проедет: дорога местами превратилась в болото,  заросла по бокам молодыми елками, ольхой. Колея глубже, чем по колено. Кто ее так измордовал? Местные вспоминают: «года до 71-го была езжалая, потом провели здесь танковые учения…»

 

Тарутино. Памятник победе

русских воинов в 1812 году.

 

 «Черная грязь». Подходящее название. Если встретили на карте такое (кроме шуток)- можете быть уверены, что был здесь когда-то большак и месили эту самую грязь колесами, копытами, сапогами и лаптями в осеннюю и весеннюю распутицу

каждый день  сотни людей. Теперь никого не видать. Вспоминает дедушка Михаил

из села Никольское : «Когда последний раз ездили? Немец на Москву прошел. Пушки

к танкам прицепили и пошли!»  Полигон какой-то получается.

   Кто сейчас ездит по Старой Калужской? Сразу и не ответишь. Редкий местный житель, грибник, иногда – дачник. Зато тишина, что как говорится, в ушах звенит. Из под корней березы (той самой) вылезла лиса и спокойно потрусила по своим делам. Потревожить ее некому. Охотничий сезон не начался, а в бывших колхозах трактора и комбайны давно свезли на кладбище сельхозтехники .

   Большое село Недельное. Отсюда до Калуги верст 70. Когда-то деревень на тракте было больше. Исчезли, в основном,  за последние тридцать лет. Церкви разрушили еще до войны. Из Никольского, например, иконы сначала перевезли  в Башмаковку, а теперь и там гуляет ветер. Никола-Дол. Церковь взорвали,  стоит одна колокольня, памятники разбросаны, на месте барского дома - крапива в человеческий рост. Эх, Россия-матушка… 

 

Старая Калужская дорога между деревнями Выселки и Гурьево.


   Калуга встречает пыльными окраинами, гаражами и заборами предприятий. Парадный въезд в город давно перенесен на другую улицу и даже само название «Московская» присвоено окончанию дороги из Малоярославца. Так ездили уже в прошлом веке. Въезд по Старой Калужской носит название Тарутинской улицы. Зато  это самый прямой путь к центру. Центр в Калуге чарующий. Ампирные особняки, ворота, львы, каменные тумбы. Есть улицы где, кажется, нет ничего, способного напомнить, что за пределами их  аж ХХI век. Кроме асфальта, конечно. Впрочем, он здесь тоже новизной не отличается. Хотя такая атмосфера не везде, наше время привнесло в Калугу немало, и немало из нее унесло. Когда-то при въезде в город стояли Московские ворота. Березовая аллея от самой Калужской заставы Москвы доходила прямо до них...

Калуга

Московские ворота

Фотография начала 20 века 
 

 

Ярко светит солнце. Небо по-осеннему прозрачно. Листья на березах пожелтели и  готовятся отправиться в свой единственный в жизни, недолгий последний полет.   Старая Калужская  дорога прожила еще один год. Еще несколько стражей ее окончили свое земное существование. Весной на ветках  уже не появятся нежные зеленые листочки, так привыкшие  делать это за две сотни лет. Скоро ли их повалит ветром, как других  собратьев, причудливыми раскоряками лежащих вдоль полотна умершей дороги? На Старой Калужской больше не убирают упавшие деревья: они никому здесь не мешают. Все меньше остается тех, которые стоят, цепляясь корнями, далеко протянувшимися под дорогой, с которой связана вся их жизнь; обязанных ей даже своим рождением. Они знают, что доживают последние годы и готовы принять смерть, не склонившись. Березы умирают стоя.        

 

Старая придорожная береза

 

 

Примечания:

________________________________

*   Анатоль Франс (Примечание А. Греча)

** Алексей Греч, настоящая фамилия Залиман – историк и искусствовед, Председатель Общества изучения русской усадьбы в 1927 – 1930 годах.

 

 

Subscribe

  • Империя и камушки

    Сюда не проникает солнечный свет. Лишь шорох летучих мышей и равномерный плеск капель воды оживляют эти пещеры, протянувшиеся на сотни метров.…

  • Aфганистан

    С ГОЛОЙ ЖОПОЙ НА ТАНКИ В апреле этого года талибы обстреляли зрительские трибуны во время военного парада в Кабуле. После сообщения об этом…

  • Рязанские достопамятности

    И просеки лесные И тропки средь болот И большаки забытые Колечко соберет…. С. Смирнов-Смелов В восемнадцатом веке…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments